Девушка без морщин в белом купальникеДевушка без морщин трогает лицо

Разработка системы тотального избавления от морщин

Программа упражнений, представленная на этом сайте, родилась не на пустом месте. Она воз­никла из моего личного опыта и того, что мне удалось узнать. После нескольких лет, в тече­ние которых я танцевала в балетной труппе Датского Национального балета и Берлин­ской труппе, я долго работала хореологом, помогая ставить крупномасштабные балетные постановки в разных театрах всего мира. Но затем я стала матерью троих детей, и у меня уже не было желания надолго отлучаться из дома. И вот в 1982 году, работая в Нью-Йорке, я заметила, что на Бродвее почти в каждом квартале были студии танца, которые обычно располагались на вторых или третьих этажах зданий над магазинами и ресторанами.

То­гда-то мне и пришла в голову мысль о том, что я могла бы открыть свою студию в Килбурне, старом предместье Лондона, где я жила в то время со своей увеличивающейся семьей. На­селение Килбурна, как и население многих других таких же предместий Лондона, состояло из людей разных сословий, национальностей, возрастов и уровня физической подготовки. Учить балету такое пестрое население в то вре­мя означало бросить себе серьезный вызов. К тому времени у меня уже был некоторый опыт преподавания хореографии. Я учила ба­лету всех, кто желал этого, и делала это в цент­ре Лондона. Чтобы продолжать уроки, мне при­шлось бы часто совершать длительные путе­шествия в лондонской подземке, а кроме того, пришлось бы платить высокую арендную пла­ту, имея при этом дело с очень ненадежной и случайной клиентурой, что не приносит учи­телю никакого морального удовлетворения.

Мне хотелось, чтобы мои занятия могли посе­щать обычные люди, не сталкиваясь при этом с атмосферой полупрофессионализма, жесто­кой конкуренции и напряжения, свойствен­ной студиям, расположенным в центре боль­шого города. Если бы у нас были студии, похо­жие нате, что находятся на Бродвее, в каждом небольшом городке на каждой главной улице, то вполне возможно, британцы были бы более энергичными, и это сделало бы их более похо­жими на американцев, из которых энергия так и бьет ключом.

Вот так я решила оставить блестящую жизнь театра и, найдя подходящее здание, от­крыла студию, которая называлась «Студия тан­ца для всех желающих». Она находилась в пяти минутах ходьбы от моего дома. Для меня такая перемена была разительной. В театре мне при­ходилось учить правильно двигаться профес­сиональных танцовщиков. Работа хореографа состоит в том, чтобы учить танцоров технике выполнения различных па под музыку, чтобы превратить представление в подлинное произ­ведение искусства. Обучение любителей — со­всем другое дело, потому что здесь главная трудность состоит в том, чтобы обучать лю­дей, чьи тела недостаточно тренированны, ос­новам танцевальных движений, учить их ис­пользовать свое тело более эффективно. На­пример, такие люди страдают от болей в спине и подколенных сухожилиях, потому что их мышцы сильно скованны, и т. д., и поэтому во время занятий приходится уделять много вни­мания растяжке и наклонам туловища в раз­ные стороны.

В такой ситуации уроки превращаются не просто в обучение танцевальным движениям, но также и в занятия физическими упражне­ниями, и тогда функция преподавателя состо­ит в том, чтобы превратиться из дорогостояще­го мэтра, обучающего возвышенному искусст­ву состоятельных людей, в преподавателя, ко­торый учит двигаться каждого желающего. Изучая движения человека с самых первых ша­гов на примере моих собственных и чужих де­тей, изучая другие дисциплины, например, та­кие, как йога, наблюдая затем, как немолодые люди учатся делать свое тело гибким и по­слушным, волей-неволей начинаешь сравни­вать простых нетренированных людей и тех эстетов, которые привержены классическому балету. Так что уже само название моей сту­дии указывает на то, что она создана для каж­дого, кто хочет научиться танцевать, что она приглашает людей любого возраста, которые хотят заставить свое тело красиво двигаться и научиться понимать его язык.

С тех пор как наша студия заработала, че­рез нее прошло более 2000 человек, которые только выиграли от того, что посещали заня­тия. Однажды, после упражнений на растяжку, когда мои ученики расслаблялись под тихую музыку, я увидела отражение своего собствен­ного лица в зеркале, висящем на стене зала, и заметила, что мой лоб пересекает глубокая по­перечная морщина, будто вырезанная скульп­тором, которая придавала лицу хмурое выра­жение. В центре над бровями лоб был разрезан еще одной глубокой поперечной морщиной. Она была короткой, но глубокой. Эти морщины придавали моему лицу озлобленное и встрево­женное выражение. В отличие от моего лица, лица учеников выглядели расслабленными и спокойными, они были гладкими, и на них не было морщин, даже на лицах тех, кто был стар­ше меня. Тогда я снова посмотрелась в зерка­ло, чтобы убедиться, действительно ли я вы­гляжу злой и встревоженной. Потом мои учени­ки поднялись с пола, и я увидела на их лицах, как и на своем собственном, следы влияния силы гравитации, которая тянула их кожу вниз.

После занятий, когда все мы встретились в фитнес-баре, чтобы перекусить, освещение бы­ло еще более неблагоприятным, и я заметила, что, несмотря на то что мои ученики с легко­стью двигались так, будто им было по восем­надцать лет, лица отражали тяготы прожитых лет, их щеки обвисли, а глаза прятались к глу­боких складках, как у бульдогов.

Тогда мне стало жаль, что лучшая часть наших трениро­ванных тел скрыта одеждой. Я поняла, что в моих занятиях чего-то явно не хватало. Мы тщательно отрабатывали во время занятий ка­ждое движение, и от этого мои ученики стано­вились жизнерадостнее и приобретали хоро­шую физическую форму. Но что было делать с нашими лицами, которых не пощадил воз­раст? На самом деле многие мои клиенты вы­глядели куда лучше в леггинсах, когда линии их тела были лучше видны, а не в обычной одежде. И тогда я задалась вопросом — если можно подтянуть обвисший живот, то, наверное, можно как-то подтянуть и обвисшие щеки. Когда дело касается всех остальных частей тела, то регулярные мышечные сокращения устраняют жир из мышечных тканей и укреп­ляют сами мышцы. Целенаправленное исполь­зование разных групп мышц, которое помога­ет нам двигаться, является основой любого мы­шечного развития тела, а значит, и мышц лица.

Позднее, возвращаясь домой, я старалась заставить мышцы щек работать, но вместо этого добилась только того, что у меня заряби­ло в глазах. И тогда я пришла к заключению, что я делала это «упражнение» очень неумело и неуклюже, буквально как грудной младенец, стараясь устранить проблему только в одной отдельно взятой части и пытаться контроли­ровать ее. В результате я дала себе слово раз­работать серию упражнений для лица, которая позднее вошла в этот сайт.

Поначалу я держала упражнения в секрете и делала их так, чтобы никто об этом не знал, проще говоря, закрывалась в ванной комнате. Такая секретность была необходима мне для того, чтобы убедиться в том, что моя система действительно работает. Вскоре мои упражне­ния по подтяжке подбородка, поднимание и опускание бровей, напряжение мышц щек привели к тому, что люди, встречая меня, де­лали мне комплименты по поводу того, как хорошо я выгляжу для своих лет, а потом на­чали спрашивать меня, что делать, чтобы из­бавиться от второго подбородка или мешков под глазами. Я стала лучшей рекламой для программы, которую разработала, и поэтому, прежде чем отвечать на вопросы, пыталась по­нять, как это нужно делать, и опробовала каждое упражнение и его эффективность на себе самой. Теперь, когда я знала о лице гораздо больше, я могла рекомендовать другим специ­альные упражнения для решения их проблем и позднее убеждалась в том, что моя система действительно работает.

Надо сказать, что в большинстве случаев оказывалось, что кто-то, воспользовавшись моими рекомендациями, действительно смог улучшить свою внешность с помощью упраж­нений «особой направленности» точно также, как и тренировать другие части тела. С помо­щью специальных упражнений мы учим мыш­цы вести себя «как следует», а именно, быть симметрично развитыми (сбалансированны­ми), подвижными, крепкими и подконтроль­ными. Если бы можно было разработать инди­видуальную программу для лица каждого от­дельного человека, то я уверена в том, что в его жизни произошли бы разительные пере­мены, причем без учета возраста.